45Уголовник-международник прибыл в суд небритым, в джинсах и наручниках. В течение двух лет он был в центре расследования по делу о мошенническом получении у Медикейда миллионов долларов. Поиск афериста, проявлявшего поразительную изощренность, шел в Нью-Йорке, Латвии, Украине и Мексике. Даже когда власти поняли, как действует сложная афера, они долго не могли выяснить, кто за ней стоит.
«Отличительная черта это дела в том, что мы не знали, кто этот человек», — признает спецагент ФБР Сюзен Филипс.

Затянувшаяся игра в кошки-мышки, наконец, вывела следователей к объекту их поисков. Арестованный гражданин Украины признался в мошенничестве, отмывании денег и преступном сговоре. Детективная история завершилась вынесением приговора в федеральном суде Бингхэмптона, что на севере штата.

Дело началось в мае 2001 года с получения Медикейдом подозрительных счетов к оплате. Следователи отдела здравоохранения в Олбани обратили внимание на 20 счетов за дорогостоящие услуги, включавшие химиотерапию и эм-эр-ай. За каждую процедуру страховке предъявляли счет на две-три тысячи долларов. Все счета поступили с одного и того же коммерческого адреса – почтового ящика в бруклинском офисе.

Помощник федерального прокурора Уильям Перичек говорит, что офис был настолько крохотным, как будто в нем работали только лилипуты.

К расследованию Перичека примкнули ФБР и инспекторы велфэрного ведомства. В ходе следствия они нашли еще несколько адресов отправителя – почтовые ящики в Лос-Анджелесе, откуда было подано еще 119 счетов. Как выяснилось, все, кому «отпускались» мнимые процедуры, являлись в основном русскими иммигрантами из Бруклина, чьи имена и данные были похищены мошенником.

Чеки, поступавшие от Медикейда, доставали из почтовых ящиков курьеры, приезжая за ними в Лос-Анджелес из Мексики. Чеки депозировались на интернетовские банковские счета. Наличные затем снимались со счетов через банкоматы в Латвии, Украине, на Кипре и южной Калифорнии. За три года таким образом было получено от Медикейда два миллиона долларов и еще семь миллионов страховка должна была выплатить.

Кем же был получатель этих денег?

Власти не торопились с арестом курьеров, надеясь, что они выведут их на босса, чья нога, казалось, не ступала на американскую землю. Акцент на магнитофонных записях прослушивания телефонных разговоров указывал на то, что босс может быть мужчиной русского происхождения.

Следствие продолжалось до осени 2001 года. Таинственный аферист, между тем, на ходу менял стратегию. Теперь он крал не имена «больных», а имена покойных врачей, предположительно находя их в траурных извещениях. Теперь, вместо того чтобы представлять к оплате индивидуальные счета на две-три тысячи долларов, он представлял докторские счета сразу на 50 тысяч.

Его аппетит рос, но вместе с ним росла и осторожность. Владельцев телефонных номеров с автоответчиком, открытых на имя типа Панчо Лопес, выявить было невозможно. Почтовые адреса офисов оказывались адресами автостоянок под открытым небом.
И когда неизвестный преступник сомневался в том, что получение денег будет совершенно безопасным, он просто оставлял чеки в ящиках нетронутыми. Перичек говорит, что преступник напоминал ему быстро обучающегося велосирэптора из «Парка юрского периода».

В результате многомесячных наблюдений следователи установили, что интересующий их человек вылетел из Украины в Мексику. Когда они получили список пассажиров рейса на Тихуану, у них еще не было его имени.

В собранной по крохам информации имелся один точный ориентир — их клиента должна была сопровождать женщина по имени Катя. Это был поиск иголки в стоге сена.

Перичек ложился в постель со списком имен пассажиров. На вопрос жены, что он ищет, он честно отвечал: «Не знаю». Методичная проверка имен, наконец, позволила поставить знак вопроса напротив одного — Константина Пекермана. Может быть, это он?

38-летний Пекерман, уроженец города Днепропетровска, прибыл в Нью-Йорк в начале 90-х. Здесь он был уличен в мошенничестве в сфере здравоохранения и депортирован. Но поскольку он жил на Украине, арестовать его было невозможно.

Возможность ареста представилась, когда отдохнувший в Тихуане Пекерман решил вернуться на родину. Во Франкфурте он должен был сделать пересадку, и это его погубило.

30 апреля 2003 года немецкие полицейские надели на Пекермана наручники. При нем нашли список лиц с украденной у них персональной информацией. Его доставили в Олбани и предъявили уголовные обвинения.

В декабре Пекерман признал себя виновным в обмане Медикейда, отмывании денег и двух пунктах преступного сговора. Его ждет тюремное заключение сроком от 8 до 12 лет.

Адвокат Пекермана сообщил, что его клиент открыл все карты перед следствием и даже объяснил методы своей работы, что поможет правоохранительным органам эффективней бороться с «коллегами» Константина, а Медикейду лучше защищать свои интересы.

Со счетов Пекермана властям удалось снять 230 тысяч долларов – все, что осталось от неправедно полученных двух миллионов. Пекерман утверждает, что денег у него больше нет. Когда судья спросил подсудимого, нет ли у него каких-нибудь ювелирных украшений, тот вместо ответа показал судье свои наручники.

По материалу Boston.com