40

Еще древние торговцы, путешественники и моряки учреждали кассы взаимопомощи, для защиты от всевозможных рисков и бедствий. Иногда даже усматривают основы страхового дела в библейском сюжете о семи тучных и семи тощих коровах. Истолковав сон фараона, Иосиф предложил ему делать запасы на семь тощих лет. Операция оказалась коммерчески успешной и в голодный период Иосиф изрядно разбогател.

Вот некоторые вехи развития страхования транспорта:

Мысль о страховании кораблей и  грузов впервые (как заявляет флорентийский историк Вилани) родилась в Северной Италии, в частности в Ломбардии, в 1182 г. Во Фландрии в 1310 г. существовал «кабинет страхования», где купцы могли «страховать свои товары от морских опасностей, платя за это установленные проценты». В 1369 году дож Венеции издал декрет, закрепивший обычаи морской международной торговли. Именно итальянские слова «assurazioni», «risigo», «praemia» «polizza» и превратились со временем в международные страховые термины.

В 1652 году в лондонской гавани Эдвардом Ллойдом была открыта кофейня, где моряки обсуждали проблемы безопасности грузоперевозок. Сегодня корпорация Lloyd является фактическим законодателем мировых стандартов в области страхования на морском транспорте, и даже само ее название стало синонимом транспортного страхования.

О кофейне на Тауэр-стрит стоит рассказать подробнее.
Все связаные с морским транспортом, наверняка сталкивались с выражениями «застрахован у Ллойда», «соответствует классу Ллойда», «Ллойдовский агент», «Северогерманский Ллойда», а выражение «A l at Lloyd’s» (А один у Ллойда) уже давно стало в английском литературном языке синонимом слов «первоклассный, отменный, лучший».

Что же такое «Ллойд»?

Lloyd’s (Ллойда, ллойдовский) сегодня — это название всемирно известной страховой корпорации с ежегодным доходом около 700 млн. ф. ст., которая страхует все, начиная с танкера грузоподъемностью в полмиллиона тонн и кончая хорошей погодой для футбола и бородой известного киноактера. Регистр Ллойд» (Lloyd’s Register) — это название крупнейшего классификационного общества, которое постоянно ведет надзор примерно за одной третью судов мирового торгового флота. И, наконец, слово Lloyd’s является неотъемлемой частью названий различных судоходных компаний. Например, итальянская судоходная фирма «Lloyd’s Tristino», бразильская судоходная корпорация «Lloyd’s Brasilera», бельгийская «Lloyd’s Royal» и др.

Как случилось, что имя одного человека вошло в название и страховой корпорации, и классификационного общества, и нескольких судоходных компаний? Кто был этот человек? Чем он стал знаменит? В Англии страхование судов получило распространение в конце XVII в. Дельцов, которые за деньги принимали на себя риск за благополучный исход плавания купеческого корабля, британцы называли «Underwriters», подписчиками, так как они ставили свою подпись под текстом договора о страховании судна или груза (или того и другого вместе).

Тогда Лондон уже прочно занял ведущее место в морской. Лондонские кофейни, появившиеся в середине XVII в., не совсем отвечали своему названию. Помимо кофе, в них подавали ром, джин, виски, пиво, эль и чай. В кофейне можно было не только выпить, но и сытно поесть, встретиться с нужными людьми, поговорить о делах, поспорить, поиграть в кости или в карты, а главное — узнать последние новости, цены на товары и городские сплетни. Содержатель кофейни, как правило, имел свою постоянную клиентуру и, чтобы удержать ее не только хорошим обслуживанием, старался угодить своим гостям и организовывал свидания с интересующими их людьми, играя при этом роль своего рода «почтового ящика».

В «кофейных домах», в отличие от трактиров и таверн, встречались аристократы, банкиры, купцы и деловые люди столицы. Кофейни, больше походившие на частные клубы, отличались друг от друга своей клиентурой. В одних собирались политики, журналисты и писатели, в других — поэты, музыканты и художники, в третьих — купцы, судовладельцы и капитаны кораблей.

Эдвард Ллойд и был как раз содержателем такой кофейни. От набережной Сен-Кэтрин, куда подходили прибывавшие в столицу корабли, кофейня Ллойда была первой на пути в город. Неудивительно, что постоянными посетителями заведения являлись морские капитаны, купцы и судовладельцы. Частенько к Ллойду заглядывали и страховщики из лондонского Сити. За чашкой кофе устанавливались ставки на фрахт, заключались сделки, оговаривались условия страховки, подписывались страховые полисы. Хозяин кофейни любезно предоставлял своим гостям бумагу, чернила и гусиные перья.

Зная, насколько важна для его клиентов коммерческая и морская информация, Ллойд нашел оригинальный способ привлечь посетителей. На одной из стен кофейни он стал вывешивать написанные от руки мелкими буквами объявления, в которых указывались даты ухода и прихода в Лондон кораблей, сведения о погибших судах, цены на товары, ставки на фрахт, размер страховых премий и даже приметы беглых матросов. С того, кто хотел эти сведения прочитать, он брал по одному пенсу. Чтобы все время обновлять свои объявления, Ллойд даже наладил своего рода «сеть местных и иностранных корреспондентов», которые присылали в кофейню последние сведения о кораблях из главных портов Англии и Северной Европы.

Кроме доски объявлений (чем не предок нынешних информационных сайтов?!), Ллойд в своей кофейне ввел еще одно новшество — установил помост, с которого один из его служащих, имевший хорошую дикцию, читал вслух наиболее важные и интересные сведения о кораблях и последние новости по делам торговли и мореплавания. Чтобы создать в кофейне тишину, хозяин звонил в серебряный колокольчик.

Видя, что заключение сделок на страхование купеческих кораблей приносит доход несравненно больший, чем прибыль за поданный гостям кофе, Эдвард Ллойд стал страховщиком.

Для борьбы с конкурентами он придумал еще два оригинальных новшества в своем заведении. Первое из них называлось «аукцион в дюйм свечи». В отличие от «голландского аукциона», где последняя цена утверждалась третьим ударом молотка, аукцион в кофейне Ллойда проходил при зажженной свече, в которую на расстоянии одного дюйма от верхнего конца втыкалась игла. Торговля между двумя или несколькими купцами длилась, пока горел первый дюйм свечи, и продаваемая вещь покупалась за цену, которую выкрикивали до момента, когда игла падала в подсвечник. Продажа у Ллойда «в дюйм свечи» взятых в морских сражениях у неприятеля призов — кораблей, их груза, лошадей, чая или кофе вызвала живой интерес лондонцев. Вторым новшеством Ллойда явилось издание в 1696 г. типографским способом газеты. Она называлась «Ллойдз Ньюз» и печаталась три раза в неделю, на двух листах размером 10,5 на 5,5 дюйма. По тем временам издание печатной газеты тиражом несколько сот экземпляров считалось целым событием, и, учитывая, что в Англии издавалась всего одна «Лондон газетт», имя Эдварда Ллойда вскоре стало широко известным по всей стране. С начала XVIII в. страхование морских судов и грузов вели, помимо «Кофейного дома Ллойда», две фирмы — «Ройял эксчендж Эсшуранс» и «Лондон Эсшуранс». В 1720 г. они стали главенствующими страховыми организациями Британии. Именно это обстоятельство и толкнуло сотню частных страховщиков лондонского Сити объединиться в независимый профессиональный синдикат под названием «Кофейный дом Ллойда».

Сам Эдвард Ллойд умер в 1713 г., но его наследники, хотя н носили другую фамилию, оставили название кофейни неизменным.

По-прежнему у «Ллойда» встречались капитаны, арматоры и страховщики, чтобы за чашкой кофе «полюбовно» договориться об условиях принятия риска очередного плавания корабля. Заведение процветало. В 1734 г. Томас Джеймсон, тогдашний владелец кофейни, продолжил издание газеты. Только теперь она стала называться «Ллойдз лист» — своего рода бюллетень новостей, относящийся более к мореплаванию, нежели к торговле, который из еженедельного издания вскоре превратился в ежедневное.

К середине прошлого века Ллойду в деле страхования судов и грузов принадлежала главенствующая роль. В 1871 г. Объединение Ллойда актом британского парламента официально получило право заниматься этим делом «на свой страх и риск» и именоваться «Страховой корпорацией Великобритании». С тех времен слово «Ллойд» в морских кругах сделалось широко известным и популярным. Создаваемые в те годы в различных странах судоходные фирмы стали к своему названию добавлять «для солидности» «Ллойд», хотя и не имели к этой корпорации никакого отношения, если не считать ее услуг по страхованию их судов.

Сегодняшний Ллойд — это не только страховая корпорация, это скорее международный страховой рынок и крупнейший издательский центр информации по морскому судоходству и коммерции. На службе у этой корпорации, ежегодный доход которой составляет сотни миллионов фунтов стерлингов, находится несколько тысяч человек. Помимо страховщиков, агентов и маклеров, на нее работает огромный штат чиновников, машинисток, радистов, телеграфистов, переводчиков, редакторов, корректоров и счетных работников, которые каждые сутки ежечасно из сотен контор в различных частях земного шара передают в Лондон, принимают, сортируют, обобщают и издают информацию по вопросам морского транспорта.

В 1923 г. лондонские журналисты задали первому лорду Адмиралтейства, известному адмиралу Давиду Битти вопрос, что, по его мнению, представляет собой «Ллойд». Герой Ютландского сражения, не задумываясь, ответил: «Адмиралтейство торгового флота»